<< Предыдушая Следующая >>

Медицина в 16—19 веках

В эпоху Возрождения уроженец Швейцарии врач Парацельс попытался переосмыслить прошлое, выступил с критикой галенизма и гуморальной патологии, с пропагандой опытного знания. Занимаясь алхимией, он положил начало крупному направлению в М. — ятрохимии. Считая причиной хронических заболеваний расстройство химических превращений при пищеварении и всасывании, Парацельс ввёл в лечебную практику различные химические вещества и минеральные воды. Наиболее видным его последователем был Я. Б. ван Гельмонт, который описал процессы ферментации в желудочном пищеварении.

Основатель современной анатомии А. Везалий (16 век) восстал против авторитета Галена и на основании систематического анатомирования трупов описал строение и функции тела человека. Большое влияние на М. оказали разработка и пропаганда опытного метода исследования философом-материалистом Ф. Бэконом и развитие механики. У. Гарвей описал кровообращение (1628) и тем заложил фундамент нового раздела человеческого знания — физиологии. С. Санторио с помощью построенных им весов изучал обмен веществ в организме человека, развивал учение о солидарной патологии (от латинского solidus — плотный), согласно которому болезненное состояние — следствие нарушения движения мельчайших частиц организма; вместе с Дж. Борелли и Р. Декартом положил начало ятромеханическому направлению в М. (ятрофизика). Яркий пример влияния физики на М. — изобретение увеличительных приборов (микроскопа) и развитие микроскопии. А. Левенгук описал (1676) живые микроскопические существа, чем положил начало микробиологии. М. Мальпиги с помощью микроскопа открыл капиллярное кровообращение.

В области практической М. наиболее важные события 16 века — создание учения о контагиозных (заразных) болезнях (Дж. Фракасторо) и разработка основ хирургии (А. Паре).

В 18 веке описательный период развития М. перешёл в свою заключительную стадию — первичной систематизации. Возникали многочисленные медицинские «системы», пытавшиеся объяснить причину заболеваний и указать принцип их лечения. Немецкий врач Г. Шталь выдвинул учение об анимизме (от латинского anima — душа), согласно которому болезненный процесс — это ряд движений, совершаемых душой для удаления из тела проникших в него и приносящих вред веществ; его соотечественник Ф. Гофман доказывал, что жизнь заключается в движении, а механика — причина и закон всех явлений. Французские врачи Т. Бордё, П. Бартез выступили с учением о «жизненной силе» (см. Витализм). Л. Гальвани и А. Вольта исследовали «животное электричество» и лечение электрическим током; Ф. А. Месмер, знакомый с этими работами, создал учение о «животном магнетизме» (см. Месмеризм). Систему гомеопатии основал С. Ганеман. Шотландец У. Куллен разработал теорию «нервной патологии», исходя из признания главенствующей роли «нервного принципа» в жизнедеятельности организма; его ученик английский врач Дж. Браун построил метафизическую систему, признававшую нарушения состояния возбудимости основным фактором возникновения болезней, из чего следовала задача лечения — уменьшить или увеличить возбуждение. Ф. Бруссе создал систему «физиологической М.», связывающей происхождение болезней с избытком или недостатком раздражения желудка и использующей в качестве основного лечебного метода кровопускание.

Сторонникам умозрительных метафизических систем, основанных на абсолютизации какого-либо открытия или принципа, противостояли представители опытного знания. Недоверие к «системам» проявилось в призыве Т. Сиденхема и итальянского врача Дж. Б. Монтано исследовать болезни путём их тщательного наблюдения. Метод наблюдения у постели больного лег в основу клинической и педагогической деятельности Г. Бургаве, К. Гуфеланда, С. Г. Зыбелина, М. Я. Мудрова и многих других. Врачи-философы 17—18 веков X. Де Руа, Ж. Ламетри, П. Ж. Ж. Кабанис, а позднее последователи М. В. Ломоносова Ф. Г. Политковский, К. И. Щепин, И. Е. Дядьковский и другие использовали достижения естествознания для критики умозрительных систем и обоснования материалистических представлений об организме и болезни.

Рост промышленного производства привлек внимание к изучению профессиональных заболеваний. На рубеже 17—18 веков Б. Рамаццини положил начало изучению промышленной патологии и гигиены труда. Во 2-й половине 18 — 1-й половине 19 веков Дж. Прингл и Дж. Линд в Англии, Д. П. Синопеус, А. Г. Бахерахт в России заложили основы военной и морской гигиены (см. Гигиена военная). Дж. Граунт и У. Петти (Англия) разработали статистические методы исследования общественного здоровья. Глубокий анализ причин высокой заболеваемости и смертности, проблем охраны народного здоровья дали в своих трудах М. В. Ломоносов и С. Г. Зыбелин. Австрийский врач И. П. Франк, несколько лет работавший в России, венгерский врач З. Г. Хусти и другие разработали концепцию «медицинской полиции», которая явилась первой попыткой систематизации и регламентации правил государственного санитарного надзора, общественной и личной гигиены. Многочисленными медицинско-топографическими описаниями и санитарно-статистическими исследованиями, проведёнными в конце 18 — 1-й половине 19 веков в России, Германии, Англии и других странах, была установлена зависимость здоровья различных групп населения от условий труда и быта.

Развитию клинической М. во 2-й половине 18—19 веков способствовала разработка новых методов объективного исследования больного: перкуссии (Л. Ауэнбруггер; Ж. Н. Корвизар; Я. О. Саполович, Россия, и другие), аускультации (Р. Лаэннек, Й. Шкода и другие), пальпации, эндоскопии, лабораторной диагностики. Метод сопоставления клинических наблюдений с результатами посмертных вскрытий, примененный Дж. Морганьи, М. Ф. К. Биша, М. Бейли (Великобритания), Р. Вирховом, К. Рокитанским, И. Шкодой, Н. И. Пироговым, А. И. Полуниным и многими другими, породил новые дисциплины — патологическую анатомию и гистологию, которые позволили установить локализацию и материальный субстрат многих болезней.

Исключительное влияние на развитие М. оказало использование во многих странах экспериментального метода исследования для изучения нормальных и нарушенных функций организма. Так, чех И. Прохаска, Е. О. Мухин, английский физиолог М. Холл исследовали реакции организма на влияние возбудителей и дали наиболее полные описания рефлекторных актов; Ч. Белл и Ф. Мажанди экспериментально доказали, что передние корешки спинного мозга — центробежные, двигательные, а задние — центростремительные, чувствительные, и т. п. Английского хирурга Дж. Хантера считают основателем экспериментальной патологии. Объединение патологоанатомических и экспериментальных методов исследования, глубокая разработка анатомии и физиологии человека способствовали созданию естественнонаучных анатомо-физиологических основ хирургии.

Условия для теоретических обобщений в области М. были созданы прогрессом физики, химии и биологии на рубеже 18—19 веков: открытие роли кислорода в горении и дыхании, закона сохранения и превращения энергии, начало синтеза органических веществ (1-я половина 19 века), явившееся ударом по витализму, разработка Ю. Либихом учения о полноценном питании, изучение химических процессов в живом организме, которое привело к развитию биохимии, и т. д.

Крупнейшее открытие 19 века — разработка клеточной теории строения организмов (Я. Пуркине, М. Я. Шлейден и Т. Шванн и другие), позволившей Р. Вирхову создать теорию целлюлярной патологии, согласно которой заболевание — чисто локальный процесс, его сущность — морфологические изменения клеточных элементов; важнейшая задача М. — определение места, «где сидит болезнь». Подобный подход в своё время сыграл положительную роль: представление о болезни стали связывать с определенными изменениями в строении клеток и органов, возникло учение о перерождении клеток, были описаны многие формы опухолей и других заболеваний.
Однако Р. Вирхов, а особенно его ученики и последователи, не удержались от универсализации открытых ими закономерностей. Результатом явилось понимание животного организма как федерации «клеточных государств», вся патология человека была сведена к патологии клетки.

Многие современники Р. Вирхова не только не приняли эту теорию, но подвергли основные её принципы критике, признали ограниченным анатомо-локалистическое мышление в то время, когда оно ещё казалось незыблемым. Синтетическому мышлению, отражающему сложные связи организма и среды, способствовали успехи эволюционной теории (см. Дарвинизм). Признание родства человека с животными привело к тому, что врачи стали шире применять эксперимент на животных для уяснения закономерностей жизни человека в условиях здоровья и болезни. К. Бернар в середине 19 века работал над созданием экспериментальной М., объединяющей физиологию, патологию и терапию. Многими исследованиями действия лекарств, веществ и ядов на организм К. Бернар заложил основы экспериментальной фармакологии и токсикологии.

В Германии школа И. Мюллера исследовала физиологию органов чувств, пищеварения, крови; работы Г. Гельмгольца способствовали выделению из хирургии учения о глазных болезнях — офтальмологии. Чешский физиолог И. Чермак, усовершенствовав ларингоскоп, положил начало ларингологии, а А. Полицер и его ученик Р. Барани (Австрия) стали основоположниками отиатрии и отохирурги и (см. Оториноларингология).

Ещё в 1-й половине 19 века трудами Е. О. Мухина, П. А. Загорского, И. Е. Дядьковского, А. М. Филомафитского, И. Т. Глебова и других были заложены теоретические и экспериментальные основы развития физиологического направления в отечественной М., но особый расцвет его приходится на 2-ю половину 19 века и 20 век. Книга И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» (1863) оказала решающее влияние на формирование материалистического мировоззрения русских физиологов и врачей. Наиболее полно и последовательно физиологическое направление и идеи нервизма были использованы в клинической медицине С. П. Боткиным, в свою очередь оказавшим глубокое влияние на И. П. Павлова. Многочисленные ученики и идейные продолжатели И. М. Сеченова развивали передовые принципы материалистической физиологии в различных медицинских дисциплинах: Н. Е. Введенский, А. Ф. Самойлов, М. Н. Шатерников и другие — в области нормальной физиологии, В. В. Пашутин — патологической физиологии, Н. П. Кравков — экспериментальной фармакологии, Г. В. Хлопин — гигиены и т. д. Фундаментальные открытия в области физиологии нервной системы (явления доминанты, парабиоза, соотношение процессов возбуждения и торможения) Н. Е. Введенского, А. А. Ухтомского и их последователей способствовали развитию экспериментальной М. и прежде всего нейрофизиологии.

Процесс дифференциации медицинских знаний сопровождался формированием интегрирующей дисциплины — общей патологии, изучающей закономерности возникновения и развития патологических процессов. Первоначально основными её методами были клинические наблюдения, описание симптоматики, систематизация и обобщение практического врачебного опыта. Благодаря успехам патологической анатомии общая патология в 1-й половине 19 века стала развиваться в патоморфологическом направлении, наиболее видным представителем которого был А. И. Полунин — организатор 1-й самостоятельной кафедры общей патологии в Московском университете (1869). Это направление, обогащенное впоследствии гистологическими, биохимическими и экспериментальным методами исследования, развивалось в трудах С. М. Лукьянова, К. А. Л. Ашоффа и других. Оригинальным его продолжением явилось клинико-анатомическое направление московской школы патологоанатомов (М. Н. Никифоров, А. И. Абрикосов, И. В. Давыдовский). Петербургская (М. М. Руднев и другие) и киевская школы патологов избрали путь экспериментальной патоморфологии. В. В. Пашутин организовал кафедры общей патологии с ярко выраженным экспериментально-физиологическим направлением в Казанском университете (1874), затем в Петербургской медикохирургической академии (1879) и создал 1-ю научную школу патофизиологов. В дальнейшем это направление стало господств, на большинстве кафедр общей патологии в России, что привело к переименованию дисциплины в патологическую физиологию. Аналогичное направление развивал в Германии патолог-экспериментатор Ю. Конгейм.

И. И. Мечников обосновал представление о воспалении как форме приспособительной реакции живой ткани на раздражение, разработал основы сравнительной патологии и положил начало общебиологическому направлению в М., дальнейшее развитие которого позволило раскрыть существенные закономерности и механизмы приспособляемости организма в условиях патологии, процессов старения и др. Многие из русских патологов развивали клинико-экспериментальное направление исследований; например, работы школы А. Б. Фохта внесли большой вклад в изучение так называемых запасных сил организма и компенсаторных приспособлений при патологии лимфатической, эндокринной, мочевыделительной и особенно сердечно-сосудистой систем; были разработаны экспериментальные модели нарушений коронарного кровообращения, изучено значение интерорецепции в происхождении нарушений кровообращения.

Под влиянием достижений физиологии формировалось физиологическое, функциональное направление развития клинической М. Многие русские врачи следовали не органопатологии, а антропопатологии, под которой подразумевали познание всего болеющего организма человека как единого целого, и выдвигали принципы «функционального мышления», функциональной патологии, признания роли индивидуальности в развитии большинства заболеваний. Врачи стали говорить не только о диагнозе болезни, но и о диагнозе больного, возникла индивидуализированная терапия — «лечение больного».

Крупнейший русский клиницист 2-й половине 19 века С. П. Боткин стремился к тому, чтобы методы исследования, наблюдения и лечения больного строились на естественнонаучной основе. В 70-х годах 19 века он установил, что изменения функции сердца часто непропорциональны анатомическим изменениям, и пришёл к выводу об их зависимости от центральных нервных аппаратов, а через них — от условий окружающей среды. Это способствовало развитию функционального направления в М. Считая, что наблюдения врача должны быть обоснованы и подтверждены экспериментом, а данные патологии должны быть увязаны с данными физиологии, Боткин создал (1861) при клинике Петербургской медикохирургической академии лабораторию (которой он руководил до 1878, а затем в течение 10 лет — И. П. Павлов), где на практике был осуществлен тесный союз физиологии с М.

Современник Боткина Г. А. Захарьин довёл до совершенства метод опроса (см. Анамнез), суть которого заключается в тщательном изучении условий труда и быта больных с целью установления причины болезни, путей её профилактики и «постижения связи всех явлений данного болезненного случая». Лекции Захарьина были переведены на немецкий, английский и французский языки как образец наблюдательности клинициста, врачебного мышления, комплексной терапии. А. А. Остроумов искал причины заболевания человека в среде, связывал решение этой задачи с использованием клинической М. достижений биологических наук, уделял особое внимание функциональному диагнозу, предложил схему обследования функциональных возможностей отдельных органов и организма в целом и — вслед за Мудровым, Захарьиным — пропагандировал профилактику как важное направление врачебной деятельности. Для Боткина, Захарьина, Остроумова, а за рубежом для немецкого терапевта Л. Траубе и других было характерно клинико-физиологическое направление исследований; они, как и К. Бернар, считали, что экспериментальный метод способен «заменить авторитет научным критерием».

В середине, и особенно во 2-й половине 19 века, от терапии отпочковываются новые отрасли М.
Например, педиатрия, существовавшая и прежде как отрасль практического врачевания, оформляется в качестве научной дисциплины, представленной кафедрами, клиниками (в России 1-я кафедра открыта в Московском университете в 1866 Н. А. Тольским). На 2-ю половину 19 века — начало 20 века падает научная и педагогическая деятельность Н. Ф. Филатова, развивавшего клинико-физиологическое направление, и Н. П. Гундобина, объединившего большой коллектив врачей для глубокого и всестороннего изучения анатомо-физиологических особенностей детского организма: Я. Бокая (Венгрия; инфекционные болезни детского возраста); А. Черни (Чехословакия и Германия; вопросы питания, обмена веществ у детей) и другие. Оформление невропатологии и психиатрии как научных дисциплин произошло на основе общего развития клинической мысли, в частности клинической деятельности Ф. Пинеля, Ж. М. Шарко, Г. Модсли, И. М. Балинского, А. Я. Кожевникова, С. С. Корсакова, Э. Крепелина, Э. Блейлера и других, и успехов в изучении анатомии и физиологии нервной системы (см. Неврология).

До 2-й половины 19 века представления о причинах заразных болезней носили гипотетический характер. В 18 веке Д. С. Самойлович обосновал представление о контагиозном характере чумы и разработал начала её эпидемиологии. Е. О. Мухин, М. Я. Мудров, а особенно И. Е. Дядьковский правильно трактовали причины распространения холеры. Поиски не только эффективного, но и безопасного метода предупреждения заболевания оспой привели Э. Дженнера к открытию и применению первой вакцины (1796), что позволило в дальнейшем радикально бороться с этим заболеванием путём оспопрививания. В 19 веке Н. И. Пирогов предположил зависимость нагноительных осложнений ран от живых возбудителей и предложил систему профилактических мер. И. Земмельвейс установил, что причина родильной горячки кроется в переносе заразного начала инструментами и руками медиков, ввёл дезинфекцию и добился резкого сокращения смертности рожениц.

Важный этап развития М. начинается с работ Л. Пастера, который установил микробную природу заразных болезней. Основываясь на его исследованиях, Дж. Листер предложил антисептический метод лечения ран, применение которого позволило резко снизить число осложнений при ранениях и оперативных вмешательствах (см. Антисептика). Открытия Р. Коха и его школы привели к распространению так называемого этиологического направления в М. Разработанный им метод стерилизации текучим паром был перенесён из лаборатории в хирургическую клинику и способствовал развитию асептики. Микробиология и эпидемиология получили развитие во многих странах, были открыты возбудители и переносчики различных инфекционных болезней; малярии (Ш. Л. А. Лаверан, 1880, и Р. Росс, 1893—97), жёлтой лихорадки (К. Х. Финлей, 1881), сыпного тифа и возвратного тифа (немецкий учёный О. Обермейер, 1868; Г. Н. Минх и О. О. Мочутковский, 1874—78, и другие) и т. д.

Успехи микробиологии были столь очевидны, что 2-я половина 19 века вошла в историю М. как «бактериологическая эра», открывшая роль микроорганизмов в патологии человека. Увлечение бактериологией имело и теневую сторону, что проявилось в монокаузализме — направлении врачебного мышления, резко переоценивавшем роль бактериальных возбудителей в этиологии и патогенезе заболеваний и поэтому постоянно входившем в противоречия с медицинской практикой. Многие видные представители М., особенно клиницисты и гигиенисты, выступали с резкими возражениями против недооценки роли условий среды, в том числе социальной, в этиологии заболеваний. С творчеством И. И. Мечникова связаны переход к изучению роли самого организма в инфекционном процессе и выяснение причин возникновения невосприимчивости к заболеванию. Главная заслуга Мечникова — разработка учения об иммунитете, основную роль в котором он придавал фагоцитозу. Большинство видных микробиологов и эпидемиологов России конца 19 — начала 20 веков (Д. К. Заболотный, Н. Ф. Гамалея, Л. А. Тарасевич, Г. Н. Габричевский, А. М. Безредка и другие) прошли школу совместно с Мечниковым работы в парижском Пастеровском институте. Немецкие учёные Э. Беринг и П. Эрлих разработали гуморальную, химическую теорию иммунитета и заложили основы серологии — учения о свойствах сыворотки крови. Их исследования вновь привлекали внимание к роли гуморальных факторов в жизнедеятельности организма.

Успехи естествознания определили применение экспериментальных методов исследования в области гигиены, организацию во 2-й половине 19 века гигиенических кафедр и лабораторий. Благодаря трудам М. Петтенкофера, В. Праусница (Германия), Э. Паркса (Англия), З. Флёри (Франция), А. П. Доброславина, Ф. Ф. Эрисмана и других была разработана научная база гигиены и совершился переход от общих описаний к точному количественному и качественному изучению (с применением физических, химических, биологических и других методов) влияния различных факторов внешней среды на здоровье человека.

Немецкие гигиенисты М. Рубнер и К. Флюгге заложили научные основы санитарной оценки воздуха, воды, почвы, жилища и одежды. Получили физиологическое обоснование гигиенические нормы питания (К. Фойт, М. Рубнер). Значительные успехи были достигнуты в области гигиены труда и профессиональной патологии.

Промышленный переворот, рост городов, буржуазные революции конца 18 — 1-й половины 19 веков обусловили разработку социальных проблем М. и развитие общественной гигиены. В середине 19 века накапливались материалы, свидетельствовавшие о зависимости состояния здоровья трудящихся, и прежде всего развивавшегося рабочего класса, от условий труда и быта; делались попытки научно обосновать меры общественного здравоохранения; были предложены термины «социальная гигиена» и «социальная М.». Немецкие врачи З. Нейман, Р. Вирхов и Р. Лейбушер выдвинули идею М. как социальной науки. В Великобритании представители общественного здравоохранения и фабричной инспекции (С. Смит, Дж. Саймон, Э. Гринхау и другие) провели санитарные обследования условий труда, быта, питания рабочих и обосновали необходимость законов об общественном здравоохранении (1848, 1875 и другие). К. Маркс и Ф. Энгельс использовали материалы санитарных обследований для критики капитализма и обоснования заключений о губительном влиянии капиталистической эксплуатации на здоровье пролетариата.

В России во 2-й половине 19 века сформировалась общественная медицина. Основной трибуной пропаганды её идей являлись «Московская медицинская газета», «Современная медицина», «Архив судебной медицины и общественной гигиены», «Здоровье», «Врач» и другие медицинские журналы. Большую роль в её формировании сыграли Общество русских врачей в память Н. И. Пирогова, Русское общество охранения народного здравия, общества врачей в Петербурге, Москве, Казани, Харькове и другие медицинские общества.

Самобытным явлением, единственным в истории примером организованной медицинской помощи сельскому населению в условиях капитализма была земская медицина с её санитарной организацией. Санитарные врачи И. И. Моллесон, В. О. Португалов, Е. А. Осипов. П. И. Куркин, М. С. Уваров, Н. И. Тезяков, П. Ф. Кудрявцев, А. И. Шингарёв и другие провели комплексные санитарно-статистические исследования здоровья крестьян и сельскохозяйственных рабочих. Аналогичные исследования среди фабричного населения были проведены Ф. Ф. Эрисманом, А. В. Погожевым, Е. М. Дементьевым, В. А. Левицким, С. М. Богословским и другими.

Русские общественные врачи собрали материал, свидетельствовавший об антигигиенических условиях жизни трудящихся, высокой заболеваемости и смертности населения. Их работы как серьёзные обвинительные документы против самодержавия и капиталистических отношений были использованы В. И. Лениным.
<< Предыдушая Следующая >>
= Перейти к содержанию учебника =
Информация, релевантная "Медицина в 16—19 веках"
  1. Реферат. История медицины, 2012
    медицины и её развитие до 16 века. Медицина в 16—19 веках. Развитие медицины в 20 веке. Некоторые проблемы современной медицины. Медицина в СССР.
  2. КОЖНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ ВНУТРЕННИХ ОРГАНОВ
    медицине с лечебной целью при артритах, бронхиальной астме, псориазе. Соли мышьяка в качестве гербицидов широко используются и в сельском хозяйстве. Кроме того, во многих регионах мира мышьяк присутствует в воде. В связи с этим существует опасность отравления им. Под термином «мышьяковый кератоз» подразумевают множественные не сливающиеся между собой твердые, чрезмерно ороговевшие участки кожи,
  3. Л
    медицинских, ветеринарных и биологических исследований. К традиционным Л. ж. относятся белые мыши, белые крысы, различные виды хомяков, морские свинки, кролики, кошки, собаки; к нетрадиционным — хлопковые крысы, полёвки, песчанки, хорьки, опоссумы, броненосцы, обезьяны, мини-свиньи, мини-ослы, сумчатые животные, рыбы, амфибии и др. Имеется группа лабораторных птиц (куры, голуби, перепёлки и др.).
  4. М
    медицина (лат. medicina, от medicus — врачебный, лечебный, medeor — лечу), область науки и практическая деятельность, направленные на познание процессов, происходящих в организме здорового и больного человека с целью сохранения и укрепления его здоровья и разработки методов распознавания, лечения и предупреждения болезней. Состояние М. на всех этапах её развития обусловлено материальными
  5. О
    медицине как лекарственное сырьё для изготовления пантокрина и других лечебных препаратов, а также ради мяса и шкур. Пантовое оленеводство развито в Приморском, Красноярском и Алтайском краях, Казахской ССР, где организованы оленеводческие хозяйства. Используют пятнистых оленей 12—13 лет, маралов — 14—16 лет. Лит.: Друри И. В., Митюшев П. В., Оленеводство, М — Л , 1963, Система ведения
  6. Ветеринария в эпохи Средневековья и Возрождения (V-XVII века)
    медицине и др. наукам. В учебном процессе этих университетов значительное место занимали вопросы биологии, медицины, ветеринарии, сельского хозяйства. Такие знания были базой для подготовки открытия ветеринарных учебных заведений. Конечно же, давление религии и средневековой схоластики на университетскую жизнь было очень велико. Церковь и светская власть продолжали бороться за контроль над
  7. Ветеринария России до XVIII века
    медицине и ветеринарии под названием «Прохладный вертоград», «Цветник» и «Травник». Эти рукописи постоянно совершенствовались, пополнялись и были доступны многим врачевателям людей и животных. В этот период уже имелись переводные с латинского языка книги по физиологии и анатомии человека и животных. Одной из таких книг была «Проблематика, сиречь гадания Аристотеля и иных мудрых, яко же
  8. РАСТЕНИЯ, СЕНСИБИЛИЗИРУЮЩИЕ (ПОВЫШАЮЩИЕ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ) ЖИВОТНЫХ К ДЕЙСТВИЮ СОЛНЕЧНОГО СВЕТА. ФОТОСЕНСИБИЛИЗАТОРЫ
    медицине. Токсические свойства его связывают с эфирным маслом, красящим веществом гиперицином и псевдогиперицином. Из-за горького вкуса животными поедается неохотно. Отравления зарегистрированы у овец, реже — у лошадей и крупного рогатого скота. При высушивании ядовитые свойства зверобоя значительно уменьшаются. Просо посевное— Hypericum perforatum L. Однолетнее травянистое растение высотой
  9. АКУПУНКТУРА – АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ МЕТОД НЕТРАДИЦИОННОЙ ТЕРАПИИ В ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЕ
    медицине не всегда решают проблему лечения некоторых заболеваний животного и человека. Поэтому в качестве альтернативы используют методы нетрадиционной медицины, одним из которых является акупунктура (иглорефлексотерапия, иглоукалывание, чжень-цзю). Иглорефлексотерапия, относящаяся к нетрадиционной медицине, в настоящее время располагает не только новыми способами (электроакупунктура,
  10. Принципы и методы купирования эндогенной интоксикации
    медицинской академии В.А. Юревича и Н.К. Розенберга (1914) о повышении эффективности этой процедуры. Продолжительность одного цикла дискретного ДПФ - до 60 мин. Вся процедура включает 3-5 циклов за сеанс ибо отчетливое действие проявляется только тогда, когда общий объем плазмоизвлечения составляет около половины ОЦК, то есть минимум 1,2-1,5 л у взрослого пациента. Непрерывный или аппаратный

Медицинский портал "Медицина от А до Я" © 2011